30-летие йоги айенгара в россии

Этой осенью в России отмечается значимая йога­дата – 30­летие появления йоги Айенгара в нашей стране. О том, как происходило становление популярного йога­направления и как сегодня развивается школа великого Мастера, наш разговор с основательницей Йога Айенгара Центра Татьяной Бородаенко, которая является одним из родоначальников Йоги Айенгара в Петербурге.

– Татьяна, как 30 лет назад состоялось ваше знакомство с йогой Айенгара? Насколько велик был тогда, 30 лет назад, интерес к йоге в России?

– Нужно сказать, что в России о йоге Айенгара узнали еще в 1955 году. Есть очень интересная история о поездке Никиты Хрущева в Индию, где, желая удивить гостя, ему предложили посмотреть выступления Айенгара. Генсек был так восхищен, что вместо запланированных 10 минут Гуруджи выступал 40. А вернувшись на родину, Хрущев отправил в Индию специальную комиссию по изучению методики – полученные знания активно использовались для подготовки космонавтов.

Одна из больших заслуг Айенгара в том, что он широко пропагандировал йогу в западном мире, объездил много стран, вдохновил на занятия множество учеников, которые благодаря Учителю поняли, что йога – не тайное искусство для избранных, а понятный и доступный каждому инструмент для самосовершенствования, здоровья и бодрости.

А уже в 1989 году Айенгар впервые приехал в Россию как гость научно-практической конференции «Йога: проблемы оздоровления и самосовершенствования человека». Посмотреть на Учителя собрались люди со всего Союза, из разных городов – многие занимались йогой по самиздату. Сказать, что интерес к йоге в это время был огромным, значит, ничего не сказать. Айенгар выступал как настоящий артист, зрители просили его выступать еще и еще, так они были вдохновлены Учителем. Итогом конференции стало создание Ассоциации йоги СССР. Первые занятия в Москве стал проводить директор Парижского института йоги Айенгара, один из самых близких и любимых учеников Гуруджи Фаек Бирия.

После этой конференции Фаек приехал в декабре в Москву. На его мастер-класс собралось около 400 человек, люди самого разного возраста и подготовки. Был снят какой-то продуваемый всеми ветрами спортзал, было очень холодно, никаких ковриков, пол ледяной. Но занятия прошли очень энергичные, поза за позой, довольно тяжело, но никто не жаловался. Все были полны энтузиазма. Когда Фаек вернулся в Индию, Айенгар спросил о его впечатлениях и о том, чему он сам смог научиться у своих новых учеников. «Стойкости и энтузиазму к йоге» – таков был ответ Фаека.

Потом Фаек продолжал раз в год приезжать к нам. По сути, он отец йоги Айенгара в нашей стране. Он проводил семинары, давал программы, обучал нас элементам йога-терапии. Именно ему мы сдавали экзамены, потом готовили преподавателей…

– А вы в тот момент уже увлекались йогой?

– В начале 90-х у меня были серьезные проблемы со здоровьем, и я осознано начала заниматься йогой. Мне повезло попасть на первый семинар, который Фаек проводил в Петербурге, а до его приезда я занималась у Елены Ульмасбаевой, которая нынче руководит некоммерческим партнерством «Содействие развитию йоги Айенгара», а в то время знала чуть больше, чем остальные, и могла проводить занятия по программам, рекомендованным Фаеком.

– А почему вы тогда решили так серьезно заниматься йогой?

– Можно сказать, что это была любовь с первой позы.  Я лежала в больнице, увидела в газете объявление о наборе на занятия, вырезала заметку и решила сходить, просто посмотреть. Но когда пришла на первое занятие, сразу поняла: это на всю жизнь. Вот с самой первой позы Тадасаны. Казалось бы, что может быть проще, чем встать ровно. Но когда преподаватель начал говорить, как должно идти распределение веса, давление стоп, как плечи должны себя вести, осознала, что это, оказывается, целая наука. И оказывается, что я даже такой простой позы не могу выполнить правильно. А еще меня поразило, насколько логично, понятно и четко выстроено занятие, как все идет своим чередом. И то, насколько хорошо я себя чувствовала после занятий, меня впечатлило: я летала, хотя из-за своих тогдашних хворей думала, что не смогу больше никогда ощутить такого состояния.

Месяца через три регулярных занятий я поймала себя на мысли, что я ни разу не простудилась, а ведь у меня были вечные ангины. Через 2 года практики я добилась существенного улучшения здоровья и понимания: что бы ни случилось с моим организмом, практикой я всегда смогу восстановить себя.

И еще один момент стал для меня определяющим: предельная честность йоги. Насколько сам себя заставишь выполнить задание, насколько упорно и осмысленно будешь делать позу, настолько получишь результат. Здесь все зависит только от тебя.

– Когда вы решили стать преподавателем йоги?

– У меня никогда не было такой цели. Но так случилось, что группу, в которой я занималась, некому стало вести, и меня уговорили подменить преподавателя. В итоге с 1994 года я начала преподавать йогу. Так совпало, что в то время я получала второе образование, но уже понимала, что работа психолога не для меня. Тем более что я видела: многие вопросы, над которыми современная психология упорно сражается, были давно решены в йоге, и эта древняя практика намного мощнее.

Я с головой погрузилась в создание первой школы йоги Айенгара. Сняли помещение, потому что заниматься в грязных и холодных спортивных залах было больше невмоготу, влезли в долги, вложились в ремонт. Но постепенно дело налаживалось, вести уроки мне стал помогать Анатолий Самсонов, потом из учеников, которые у нас занимались; начали растить своих преподавателей. Сегодня я провожу обучение и принимаю экзамены первой ступени.

– А трудно стать преподавателем йоги?

– Стать преподавателем йоги Айенгара непросто. Во-первых, нужна личная практика, не менее двух лет – нельзя учить других, если ты сам не занимаешься. Курс длится 3 года. Это серьезное изучение теории, философии, анатомии… Быстро подготовить квалифицированных специалистов невозможно, ведь знания должны пройти через личную практику.

Мне очень нравится, что в системе йоги Айенгара квалификации преподавателей уделяют большое внимание. Получить диплом нелегко, более того, каждый год преподаватели сдают экзамены, подтверждая свой уровень, все четко отслеживается. То есть методика никогда не попадет в руки случайных или некомпетентных людей.

– В чем, на ваш взгляд, основные преимущества методики йоги Айенгара?

– Она методически выверена. Все обучение выстроено с нуля, и преподаватели подготовлены к работе с учениками самого разного уровня. Это безопасная практика, поскольку на занятиях всегда учитываются терапевтические аспекты. Могу с полным основанием заявить, что методики йога-терапии нигде не разработаны так детально, как в йоге Айенгара, где алгоритм занятий построен на глубоком знании того влияния, которое оказывают асаны на тело человека, и того, как правильная практика может гармонизировать организм, чтобы болезнь отступила.

Йогой Айенгара может заниматься абсолютно любой человек, любого уровня здоровья, потому что методика предлагает большое количество материалов для облегчения выполнения поз. Точнее, для глубокой и качественной проработки каждой позы. Ничего страшного, если тело пока не готово: при помощи одеял, подкладок, ремней всегда можно выстроить правильную позу, чтобы тело сразу привыкало делать все верно, чтобы не приходилось применять чрезмерных усилий, работать через боль. Нас иногда дразнят «мебельной йогой», но именно благодаря вспомогательным материалам успехов в практике добивается каждый. А это залог того, что человек не бросит занятия и будет совершенствоваться дальше.

И наконец, повторю про уровень преподавателей. Система подготовки исключает халтуру или подделку – мы постоянно сдаем сложные экзамены, диплом никому просто так не дается. Учиться сложно, поэтому в нашей методике остаются только те, кто навсегда связал свою жизнь с йогой. Сертификат любого преподавателя всегда можно проверить, у нас нет случайных людей.