Никогда не сделаю пациенту то, чего не сделала бы себе

У Нино Кобаладзе репутация доктора, который умеет творить чудеса. Ее контакты передают родным и самым близким подругам, пациенты готовы ждать сколько угодно, чтобы попасть на прием именно к ней, потому что сарафанное радио давно вынесло свой вердикт: это один из лучших врачей эстетической медицины Петербурга. Нино Константиновна – доктор с солнечной энергетикой и золотыми руками, она профессионал высочайшей пробы и вместе с тем обаятельный, легкий человек, в беседе с которым пациенты с самыми сложными проблемами обретают уверенность в успехе лечения.

ДОСЬЕ

Нино Константиновна Кобаладзе — сосудистый, пластический хирург. Заведующая отделением пластической хирургии медицинского центра «МедКлиник».

Сертифицированный тренер по нитевым методам Aptos. Сертифицированный тренер компании IPSEN по препаратам Disport («Диспорт») и Filorga («Филорга»). Сертифицированный тренер по аппарату Body Tite («Боди Тайт») и Fractora («Фрактора») компании Invasix («Инвазикс»). Член ЕМЛА, член Международной ассоциации лазерной медицины и хирургии, член Американской академии антивозрастной медицины.

– Нино Константиновна, вы как-то сказали, что родились врачом. Вы действительно с детства знали о своем призвании?

– Да, я никогда не сомневалась в том, что медицина – мое предназначение. Даже в раннем детстве я не играла с куклами, а лечила их, хуже того – я их резала, заявив родителям, что стану хирургом. Впрочем, в моей семье это не вызвало удивления: моя мама – фармацевт, бабушка – кардиолог, тетя – патологоанатом. Мне было с кого брать пример.

Я с благодарностью вспоминаю, сколько сил родители вложили в мое воспитание и образование: языки, рисование, пение – эти таланты у меня от мамы; плавание, фехтование, батут – у меня на все хватало энергии. У нас очень дружная семья, я стараюсь воспитывать своих сыновей так же, как воспитывали нас с братом. И когда в моей жизни происходят какие-то позитивные перемены, мне важно, чтобы о них знала мама.

– А почему поступать в институт вы поехали в Петербург, так далеко от дома?

– Я мечтала стать студенткой Тбилисского медицинского университета, но в год поступления очень сильно заболела.

Это было то время перемен, когда Грузия осталась без света и тепла, в домах было очень холодно и учиться приходилось при свете керосинки.

Родители тратили последние деньги, чтобы оплатить репетиторов. Конечно, я простудилась и слегла с пневмонией, пропустила много занятий, словом, от поступления в тот год пришлось бы отказаться. Но выяснилось, что можно еще успеть подать документы в Первый медицинский университет. В Петербурге жил мой дядя, так что было решено отправить меня получать образование сюда.

Я с огромным удовольствием училась, не оставляя своей цели стать хирургом. Мечта сбылась, но я поняла, что это не совсем то, чем я хотела бы заниматься.

– Не зря говорят: бойтесь своих желаний, они могут исполниться. Почему вы разочаровались в хирургии?

– О нет, в хирургию я влюблена до сих пор! Но один трагический случай изменил мое отношение к профессии, о которой я так мечтала. Я окончила ординатуру, работала в НИИ скорой помощи, моим куратором был Игорь Эдвартович Боровский – замечательный сосудистый хирург, великолепный учитель.

Он посвящал меня в тайны мастерства и при этом каждый день говорил, что хирургия – не женское дело. Тогда я думала, что это такой мужской шовинизм, но спустя время я убедилась, что он не так уж и не прав. Быть хирургом сложно не из-за огромного объема знаний, которым ты должен владеть, не из-за физической нагрузки, когда нужно провести в операционной 10–12 часов, а изза невероятного эмоционального напряжения, которое не отпускает тебя, пока пациент не пойдет на поправку.

Однажды в ходе сложной операции нам пришлось удалить пациенту здоровую ногу – сосуды не выдержали. Он был грузином, поэтому именно мне выпало рассказать ему, из-за чего все так случилось. Этот день стал для меня переломным. Пришлось признаться себе, что тот уровень стресса, который я испытываю повседневно, мне больше не по силам. Но расставаться с хирургией тоже было невозможно. Так в моей жизни открылся новый путь – косметология и пластическая хирургия.

Мой опыт и знания сосудистого хирурга оказались здесь очень кстати, ведь безопасно проводить многие современные косметические манипуляции могут только хирурги.

– А в пластической хирургии с «мужским шовинизмом» вам разве не пришлось сталкиваться?

– Это такая злободневная тема! Мужчинам в пластической хирургии живется гораздо проще – иногда достаточно харизмы и обаяния, чтобы пациентки доверились тебе. Женщине-хирургу в профессии приходится быть на голову выше других, доказывать свою компетентность, демонстрировать свой приоритет высококлассными работами, чтобы заслужить этот кредит доверия.

Правда, раз убедившись в твоем профессионализме, пациенты становятся максимально лояльными и к твоим советам прислушиваются уже без колебаний. Кроме того, многие вопросы пациенткам, конечно, комфортнее обсуждать с женщиной-врачом.

– Когда вы поняли, что готовы открыть собственную клинику?

– Я даже не задумывалась об этом, пока Ольга Михайлова не предложила такой совместный проект. Время для этого было самое неподходящее – у меня грудной ребенок, куча забот, и я, конечно, поначалу отказывалась. Но когда увидела это помещение – с огромными окнами, с видом на Гостиный Двор, просто ощутила: мы должны это сделать! Хотя со стороны выглядело это все авантюрой. Многие не скрывали своего недоумения: какие-то девочки решили поиграть в клинику, ну-ну, посмотрим, что у них получится.

А получилось! И сегодня, глядя на плотную запись на несколько недель вперед, я еще раз убеждаюсь в правильности принятого решения.

– С какими идеями вы открывали свою клинику? Чем она отличается от других?

– Помимо того что мы вложили сюда весь наш опыт, знания и умения, оснастили клинику новейшим оборудованием, которое помогает нам с успехом решать практически любые косметологические задачи, нам в первую очередь хотелось, чтобы у клиники была особенная атмосфера комфорта и доверительности. Чтобы пациенты не испытывали волнения и страха, а были абсолютно уверены: они пришли в место, где их окружат заботой и сделают все необходимое, чтобы они были красивы, молоды, здоровы.

Мы старались продумывать каждую мелочь, ведь атмосфера создается из нюансов, поэтому с одинаковым вниманием выбирали и аппараты для проведения процедур, и кофемашину, которая будет варить пациентам кофе. И ценовую политику выстроили весьма комфортную для пациентов – нам хочется, чтобы квалифицированная косметологическая помощь была доступна как можно большему числу людей.

– Вы создали клинику в партнерстве с замечательным доктором – Ольгой Александровной Михайловой.

Каково это – строить женский бизнес? Насколько это серьезное испытание для женской дружбы?

– Думаю, нам очень повезло друг с другом: каждая из нас является таким катализатором для другой. Например, Ольга убедила меня создать клинику, а я настояла на том, чтобы она начала преподавательскую карьеру, поскольку у нее огромный опыт и отличные результаты, и сегодня на ее мастер-классы выстраиваются в очередь.

Мы растим наш бизнес как общего ребенка, вкладывая в него все свои силы. А что касается дружбы, то изначально мы не были подругами, и, полагаю, это тоже сыграло свою положительную роль, ведь недаром говорят: хочешь потерять друзей – одолжи им денег или начни общее дело. У нас все шло от обратного: по мере того как мы преодолевали препятствие за препятствием, росли и наша дружба, доверие, умение принимать согласованные решения, чувство единения, которые помогают нам противостоять проблемам и уверенно двигаться вперед.

Сегодня мы успешно развиваем свою клинику: открываем дополнительный кабинет для процедур по телу. У нас полный арсенал современнейшего оборудования – от радиочастотной липосакции Боди Тайт до новейшего аппарата для ЕМС проработки мышц без тренировки. В будущем планируем открыть отделение пластической хирургии.

Мы растем и развиваемся вместе с нашей клиникой: сегодня мы обе – международные эксперты, востребованные тренеры, выступаем с докладами на крупных профессиональных форумах, а в будущем, возможно, и сами замахнемся на проведение конгресса – у нас масса стратегических планов.

– Нино Константиновна, вы не просто сертифицированный тренер компании «Аптос», но и один из признанных экспертов по осложнениям в области нитевых технологий, многие доктора отправляют к вам своих сложных клиентов…

– И правильно делают! Ответственный доктор в непростом клиническом случае всегда должен перестраховаться и проконсультироваться с коллегами.

Я являюсь экспертом в области нитевых технологий, контурной пластики и ботулинотерапии. И очень уважаю коллег, которые отправляют своего пациента к экспертам. Гораздо хуже сделать процедуру, в положительном результате которой не уверен, и получить негативный результат.

Я, кстати, тоже иногда делегирую своих клиентов другим докторам, если понимаю, что так будет лучше для пациента.

Вообще, я никогда не сделаю пациенту то, чего не сделала бы себе сама – это самый верный критерий выбора.

А что касается осложнений, то, увы, мне нередко приходится разбираться с самыми сложными случаями, буквально спасать здоровье и красоту людей, легкомысленно доверившихся непрофессионалам.

Сегодня «домашние уколы», инвазивные процедуры, которые проводят буквально в любой парикмахерской, – настоящий бич косметологии. Как жаль, что пациенты не видят заранее, с какими проблемами они могут столкнуться, позволив вколоть себе неизвестные, но дешевые препараты! Этот опыт достается им слишком дорогой ценой: многие осложнения приходится лечить оперативным путем, удаляя комки сомнительных гелей, нити, которые не рассасываются и не приживаются, ткани, пораженные некрозом.

Как врач, которому почти ежедневно приходится спасать пациентов, столкнувшихся с такими проблемами, я хочу призвать женщин быть более осмотрительными и вдумчивыми и не доверяться врачам, компетенция которых ничем не подтверждена.

стр.25
Быть собой
Пора забыть о куперозе!