Антон Глобин: Мы бережем здоровье и время пациентов!

Из чего складывается качество медицинских услуг? В чем частные клиники конкурируют с государственными, и какую роль в лечении пациентов играют врачи в век высоких технологий? Об этом наш разговор с главным врачом Американской Медицинской Клиники Антоном Владиленовичем Глобиным.

– Антон Владиленович, ваше назначение главным врачом Американской Медицинской Клиники (АМК)стало редким случаем, когда на такую должность пригласили не управленца со стажем, а человека, выращенного в собственном коллективе. Легко ли вам было принять эту должность?

– Честно признаюсь, что данное предложение стало для меня полной неожиданностью, и поначалу я ответил отказом. Но потом пришло осознание предстоящих перспектив, масштабных возможностей, которые связаны с переоснащением клиники, ее реорганизацией. За последнее время в развитие инвестировано уже 80 миллионов рублей, а планируется еще больше. И я подумал, что такая работа – не только профессиональный вызов для меня, но и возможность быть сопричастным к такому важному и полезному для города делу.

– Как вы пришли в медицину и почему стали именно хирургом?

– Можете назвать это предопределением, но практически с рождения жизнь очень плавно и последовательно вела меня именно к данному виду деятельности. Мой дедушка Борис Федорович Борейко был известным ленинградским хирургом. Он умер, когда мне было всего 3 года, так что можно сказать, что я его совсем не помню, зато помню, что еще лет 10 после его смерти домой приходили письма от благодарных пациентов.
Мои родители, к слову, медиками не стали, но в доме всегда так гордились дедом и хранили память о нем, что мне и в голову не приходило думать о каком-то другом поприще, кроме медицины. Мое погружение в профессию началось еще в 9-м классе – я проходил практику в институте им. Поленова в качестве санитара реанимации, а затем, провалив вступительные экзамены в медвуз, еще год работал санитаром уже в Первом медицинском университете, куда потом и поступил учиться. И этот старт с самой начальной ступени медицинской иерархии только укрепил меня в выборе – я окончательно осознал, что должен стать хирургом.
С третьего курса я не упускал возможности попасть на дежурство, в ординатуру поступил в Александровскую больницу, которая стала моим вторым домом на целых 11 лет. Работа в больнице скорой помощи – нешуточное испытание на прочность и серьезный профессиональный вызов: там ты ежеминутно должен принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. Считаю, что каждый хирург на старте карьеры должен пройти такую школу.

– А потом вы увлеклись флебологией?

– Так случилось, что в Александровской больнице плановые операции по удалению вен никому из маститых хирургов не были интересны – нет объемов, жизнь никому не спасаешь. И большая часть этих рутинных операций легла на меня. Но появление лазерных технологий перевернуло мир флебологии. Вместо тяжелого хирургического вмешательства, при котором пациент находился в больнице минимум неделю, мы теперь применяем метод эндовенозной лазерной коагуляции. Никаких разрезов и швов, минимум времени на процедуру, и пациенты самостоятельно уходят из клиники через 30 минут после операции.
Сегодня мы проводим щадящие операции лазерной флебэктомии под УЗИ-навигацией. В настоящее время это самая передовая технология лечения варикоза.
Успехи в лечении варикозной болезни плавно привели к необходимости освоения проктологии. В этой специализации есть немало интересных направлений, в том числе и проблемы, связанные с онкологическими заболеваниями. Поэтому онкология

– И даже сейчас, став руководителем такой большой клиники, вы не прекращаете оперировать?

– Да, не могу и не хочу отказываться от работы, которая долгие годы была смыслом моей жизни, да и ответственность перед пациентами, а только в АМК я выполнил уже более 2000 операций, обязывает. Так что приходится очень четко структурировать свой день: с раннего утра я – хирург, а потом – руководитель.

– У вас немалый опыт работы в частной медицине: вы долго работали в клинике «Медем», а с 2011 года – в Американской Медицинской Клинике. В чем принципиальное отличие коммерческой медицины от государственной?

– Сегодня государственные клиники получают солидное финансирование из бюджета на отличное высокотехнологичное оборудование, осваивают самые современные методы, ведь медицинская отрасль действительно развивается. Но в погоне за высокими технологиями зачастую из виду упускаются какие-то важные мелочи, из которых и складывается понятие качества и сервиса. Время, комфорт и внимание – это то, в чем частные клиники сегодня успешно конкурируют с государственными. Именно поэтому мы делаем ставку на малоинвазивные, щадящие методики, которые требуют минимум времени на реабилитацию. Мы создаем большой выбор скрининговых программ, по которым всего за 3 часа можно пройти обследование по наиболее востребованным направлениям, получить полную картину состояния здоровья и конкретные рекомендации по лечению или профилактике. Сегодняшняя концепция АМК – высокий уровень медицинских услуг в максимально удобные для клиента временные рамки.

– Нет ли опасности, что высокие технологии отодвинут на второй план личность врача?

– Нет, кадры по-прежнему решают все! Я горжусь тем, что в АМК собрался коллектив не просто настоящих врачей, но и честных, порядочных людей. У нас действительно звездный состав специалистов-практиков. Я считаю крайне важным сохранить эту сплоченную команду, уникальную атмосферу профессионального сотрудничества, поэтому с каждым претендентом на работу в нашей клинике, будь то врач или медсестра, я стараюсь проводить личное собеседование.

– Сегодня государственные клиники получают солидное финансирование из бюджета на отличное высокотехнологичное оборудование, осваивают самые современные методы, ведь медицинская отрасль действительно развивается. Но в погоне за высокими технологиями зачастую из виду упускаются какие-то важные мелочи, из которых и складывается понятие качества и сервиса. Время, комфорт и внимание – это то, в чем частные клиники сегодня успешно конкурируют с государственными.
Именно поэтому мы делаем ставку на малоинвазивные, щадящие методики, которые требуют минимум времени на реабилитацию. Мы создаем большой выбор скрининговых программ, по которым всего за 3 часа можно пройти обследование по наиболее востребованным направлениям, получить полную картину состояния здоровья и конкретные рекомендации по лечению или профилактике.
Сегодняшняя концепция АМК – высокий уровень медицинских услуг в максимально удобные для клиента временные рамки.

– Вам наверняка часто задают вопрос: не будете ли вы менять название клиники? Ведь сегодня от идей, заложенных в ее концепт 20 лет назад, уже мало что осталось…

– Да, нашими планами о ребрендинге интересуются довольно часто, но мы пока решили ничего не менять, а сконцентрировать усилия на том, чтобы двигаться вперед, совершенствоваться, но и не забывать о своих истоках. Бренду Американская Медицинская Клиника более 20 лет, он хорошо известен и горожанам, и медицинскому сообществу, и международным страховым компаниям. А историческую преемственность мы сохраняем в том, что, как и прежде, применяем передовые протоколы лечения и мировые стандарты медицинской помощи.
К слову, все наши врачи владеют английским языком, поэтому мы по-прежнему очень много работаем с иностранными пациентами. Нашими услугами часто пользуются туристы. Мы уже не первый год сохраняем лидерство в медицинском обеспечении круизных теплоходов, прибывающих в наш город. Приятно, что крупнейшие иностранные страховые компании из года в год доверяют нам заботу о своих клиентах, а во время проведения ежегодных строгих проверок подтверждают высокое качество нашей работы.

– Какие изменения вы запланировали в клинике?

– Я уже сказал, что мы начали активно внедрять малоинвазивные виды лечения. Успехи в этом направлении заметны – количество операций за короткое время выросло в 3 раза. Масштабные вложения планируются в развитие высокоточных методов диагностики. Будем продолжать работу над совершенствованием методов управления и сервиса, чтобы пребывание в клинике было для наших пациентов как можно более комфортным и продуктивным.

– Что помогает вам выдерживать такой темп жизни: хирургическая практика, административная работа – нелегкий каждодневный труд?

– На физическом уровне помогает спорт. Я фанат волейбола, и команда, в которой я играю, существует уже лет 25. Конечно, сейчас количество времени, которое могу посвятить игре, резко сократилось, но я стараюсь использовать любой шанс, чтобы выйти на поле. Волейбол, как командная игра, дает не только физическую нагрузку, но и учит взаимодействию с партнерами, тактике коллективных действий. А в духовном плане моя опора – семья и вера. Я пришел к христианству уже во взрослом возрасте, преодолев период тотального отрицания религии. Вера стала моим осознанным выбором, и этот шаг серьезно изменил мою жизнь. Как врач, я не раз видел ситуации, которые нельзя объяснить ничем, кроме Божьего промысла. Христианство дало мне ответы на многие вопросы, а также силы и смирение понимать, что каких бы ты ни достиг высот, это все благодаря Божьей воле.

– Что для вас совершенство?

– Это такая идеальная цель, которую нужно ставить перед собой, чтобы двигаться вперед, учиться, развиваться, становиться лучше. Сегодня для нашей клиники подобной целью является стремление войти в тройку лидеров медицинской отрасли Петербурга. Для достижения данной позиции у нас есть все необходимое, и надеюсь, задуманные перемены будут реализованы.
А для меня лично, пожалуй, это необходимость справиться с большим объемом очень ответственной работы. Мне, как руководителю, оказано большое доверие, которое хочется оправдать.