Доктор, все идет из детства?

Как долго дети должны получать нашу безусловную любовь и поддержку? Почему криком нельзя воспитывать, и что делать, если ребенок столкнулся с наркотиками? Психотерапевт Юрий Вагин в своей новой книге «Доктор, все идет из детства?» аргументированно и четко отвечает на эти и другие важнейшие вопросы, которые волнуют любого родителя.

Как правильно орать на ребенка

Я уверен, что вы согласитесь: орать на людей в целом и на детей в частности нехорошо. Хотя, может быть, и не все, так как в последние годы стала очень популярна теория недержания эмоций. Объясняется, что их сдерживание приводит к психосоматическим заболеваниям, поэтому не следует себя обуздывать, а нужно уметь позволять себе орать. Загляните в Интернет, и вы обнаружите ряд статей психологов, которые пишут, что орать на детей можно и нужно. Мол, если мать не орет на ребенка –  это какая-то неправильная, совершенная мать, а совершенство вредно.

Я, как та Баба-яга, конечно, против подобных теорий и хочу сказать, почему. Если мать или отец орут на ребенка, с моей точки зрения, это означает не только дефект их эмоциональной сферы (неспособность контролировать свои эмоции), но и дефект их интеллектуальной сферы (банальную неспособность просчитать поведение своих детей).

Чем вреден крик? Каждый раз, когда мы орем на ребенка, даже если он виноват, сам факт повышения голоса сильно обесценивает воспитательный эффект. Ребенок обижается, и его чувство вины обнуляется чувством обиды. Хуже того. Прокричавшись, мы сами начинаем испытывать чувство вины перед ребенком и стараемся как можно быстрее его загладить.

Ребенок сделал что-то не так, вы проорались, потом обнялись, мирись-мирись, больше не дерись, сходили за мороженкой, и ребенок на всю жизнь запомнил: можно делать что хочешь, потом нужно ненадолго заткнуть ухо пальчиком, пока мама орет, потом маме будет стыдно, и потом будет счастье. Жизнь удалась. У ребенка. Но ненадолго. А у вас – не удалась, и надолго.

Любовь к детям нужна исключительно для того, чтобы уравновесить желание их убить.

Безусловная любовь к ребенку

«Как долго дети должны получать нашу безусловную любовь и поддержку?» Я часто задаю этот вопрос. И знаете, что мне обычно отвечают? «Всю жизнь. Всю жизнь дети должны получать безусловную любовь и поддержку родителей».

Вы знаете, это – катастрофа. Потому что это категорически не так. Потому что если вы будете безусловно (то есть без всяких условий) любить своего ребенка, вы у него даже навыков опрятности не сформируете. А зачем ребенку их формировать? Пописал в штаны – тебя любят, пописал папе на подушку – тоже любят. Безусловно – то есть без условий. Зачем ему учиться писать в горшок, в эту холодную белую кружку? Что он там забыл? И если вы думаете, что все это чисто теоретические рассуждения, то вы заблуждаетесь. Я недавно консультировал женщину, у сына которой навыки опрятности не сформировались в 12 лет. Она его им не учила, думая, что они сами должны сформироваться, и ждала, ничего для этого не делая. А отец другого подростка открытым текстом заявил мне, что будет любить своего сына даже в том случае, если тот изнасилует и убьет соседскую девочку. «Это же мой сын, и я должен любить его».

Мой совет: безусловная любовь способна породить монстров, достойных ваших худших кошмаров, и лишь условная любовь, когда мы любим и ценим наших детей за их достижения, помогает им становиться лучше, а нам – радоваться и гордиться ими.

Метод нулевой толерантности

По моим наблюдениям, метод нулевой толерантности является одним из самых эффективных способов профилактики и блокады зависимого поведения у подростков.

Метод нулевой толерантности должен предусматривать крайне жесткое психологическое отношение к подростку в том случае, если он начинает использовать наркотические препараты. Только в тех случаях, когда у родителей хватает мужества на самые жесткие меры, связанные с началом и продолжением употребления наркотиков, мне удавалось видеть реальные результаты. В тех случаях, когда родители идут на поводу у детей, пытаясь использовать методы уговоров, призывы к здравому смыслу, бесконечное количество раз оплачивают дорогостоящее лечение и все возрастающие долги, эффект близок к нулю.

Подросток, использующий наркотическую модель поведения и получающий финансовую поддержку со стороны родителей, не только ничего не теряет в конечном счете, а, как это ни парадоксально, только приобретает. Он получает удовольствие и от употребления наркотических препаратов, и от возможности постоянно быть в центре внимания, вызывая у окружающих чувство озабоченности и какую-то патологическую, гипертрофированную любовь. Многие родители никогда в жизни не обращали на своих детей столько внимания, сколько после начала употребления ими наркотиков.

Примером верного отношения к злоупотреблению наркотиками может служить женщина, два старших сына которой несколько лет «сидели у нее на шее», а она безуспешно пыталась наставить их на путь истинный, поднимая при этом еще и младшую дочь. В конце концов, когда она почувствовала, что физические и психологические силы оставляют ее, она заявила сыновьям, что вырастила их, выкормила, и возможности заботиться о них дальше у нее нет. «У меня еще есть дочь, и ее нужно поднимать, а вы идите на все четыре стороны и делайте, что хотите, – твердо сказала она им. – Если голодные приползете к моим дверям, то я вынесу вам в подъезд тарелку супа, а на большее не рассчитывайте». В течение полугода оба сына прекратили употребление наркотиков, один устроился на работу, а другой возобновил учебу в институте, которую давно забросил.

Помогая многим наркоманам и видя, как родители нежно заботятся о них, я всегда с горькой усмешкой говорю, что мне самому, глядя на все это безобразие, хочется стать наркоманом, чтобы обо мне кто-нибудь так заботился.

Родители боятся, что, оттолкнув своего ребенка, они тем самым погубят его. Шанс теоретически есть, это нужно честно признать (хотя реально с такими примерами я не встречался). Подросток, предоставленный самому себе, без средств к существованию, может опуститься на социальное дно, и есть вероятность, что он оттуда не «вынырнет». Только нужно помнить, что наркотики погубят ребенка в стократ вернее. Предоставив подростку право самому отвечать за все последствия, родители дают ему шанс самому встать на ноги, а продолжая нести его по жизни на руках, полностью лишают такого шанса, потому что чем дольше продолжается такая псевдогуманная поддержка, тем меньше шансов у подростка когда-нибудь самостоятельно выжить без поддержки родителей и наркотиков.

Если родители заметили, что подросток начал употреблять наркотики, метод нулевой толерантности преду-сматривает полную блокаду какой-либо психологической, материальной и социальной поддержки.

Для младших подростков: возможность переночевать, необходимая одежда и еда – и полное невмешательство в возможные негативные последствия, связанные с употреблением наркотиков. Необходимо много мужества, чтобы выдержать все это, но аппендицит нельзя вылечить терапевтически, поглаживая больное место и приговаривая: «Потерпи, может быть, все обойдется».

Наркотики – это психологический рак, тут требуются экстренные и жесткие меры терапии. Как только подросток в достаточной степени столкнется с проблемами, связанными с его аддиктивным поведением, он сам обратится за помощью.

Многие подростки месяцами и годами на родительские деньги злоупотребляют психоактивными веществами, даже не подозревая о своей зависимости от них, так как у них всегда есть средства для покупки новой дозы. Только лишение родительской поддержки зачастую впервые дает им возможность осознать, насколько серьезны их проблемы, и самим обратиться за помощью. Ни один врач не может вылечить наркомана или алкоголика, если этого хотят его мать, отец, жена, муж или друзья, но не желает он сам. Если подросток сам попросит о помощи, необходимо ему эту помощь оказать, чего бы это ни стоило, но смысл такая помощь будет иметь только в том случае, если подросток и, что самое главное, родители будут твердо знать: данная помощь – последняя.

Если подросток интуитивно, нюхом почувствует, что родителей можно будет раскручивать и дальше, единственное, чего можно добиться, это согласия пройти курс лечения за их счет, чтобы «омолодиться», понизить дозу вещества, необходимую для достижения желаемого эффекта, и начать все сначала в твердой уверенности, что когда снова станет плохо, родители опять помогут.

Родительская любовь как радиация: в малых дозах стимулирует, в больших – порождает мутантов.