Твердый асфальт жизни

Юрий Вагин – отличный психолог. И не просто психолог, а специалист, который умеет образно и очень доходчиво рассказывать о самых сложных  и даже болезненных вещах. Например, о том, как относиться к подростковым пробам дозволенного, почему возникает подростковая агрессия и как правильно наказывать ребенка, чтобы он не обиделся, а вынес из ситуации нужный урок. Об этом и о многом другом Юрий Вагин – доктор с 30-­летним стажем – рассказывает в своей книге «Доктор, все идет из детства?», которая недавно вышла в издательстве «АСТ».

ГРАНИЦЫ ДОЗВОЛЕННОГО

Родители часто спрашивают меня, есть ли средство помочь подросткам расти в доверии и пройти подростковый период, не совершая рискованных поступков?

Я отвечу так: пройти подростковый возраст, не совершая рискованных поступков, нельзя, но вот помочь его пройти можно. И я думаю, что это можно сделать лучше, чем происходит даже сейчас во многих примитивных племенах. Например, в Африке мальчикам для определения своей мужественности и чтобы пройти обряд инициации необходимо обязательно участвовать в неких опасных испытаниях: выбирают высокую пальму, собирают всех мальчиков-подростков, которые привязывают к верхушке пальмы длинную веревку, другой конец привязывают к ногам и вниз головой прыгают. Веревка натягивается перед самой землей. Периодически веревка рвется. Все мальчики это знают. Часть из них погибает. Но не все. Вам это ничего не напоминает? Да, это прообраз современной тарзанки.

Когда я учился в 8-м классе школы №9 города Перми, учитель географии однажды чуть не получила сердечный приступ, когда обнаружила, что мы, мальчики, повадились ходить по узкому карнизу на четвертом этаже из одного окна в другое. Она заходит в класс, а тут в окно вхожу я. Скандал. Что сделали наши родители? Они срочно собрали штаб, выяснили, кто из родителей близок к туризму, альпинизму и спелеологии, и быстро организовали нас в походы по горам, пещерам и рекам. Удовольствие для нас было максимальное, а риск минимальный. Самые светлые воспоминания об этом периоде. Поэтому совсем без риска нельзя, а помочь его минимизировать можно.

СУМАСШЕДШИЙ ДОМ

Внучка довыпендривалась – попала в психиатрическое отделение. Дома привыкла за много лет обводить бабушку и маму вокруг пальца, не учиться, шантажировать, совершать демонстративные псевдосуицидальные попытки.

– Как ты? – спрашивает ее бабушка.

– Хорошо, – отвечает вменяемая, адекватная, свежевлюбленная в бабушку внучка. – Мне все хорошо объяснили: ведешь себя хорошо – хорошая палата, прогулки, свидания, ведешь себя плохо – палата для буйных, полный контроль и режим.

– И что? – спрашивает бабушка.

– Веду себя хорошо. Я дура, что ли? – отвечает стремительно помудревшая внучка.

Вы думаете, что мы в больнице лекарствами лечим? Нет! Просто сумасшедший дом в России – это последнее место, где к людям нормально относятся. А в семьях творится такое, что сума-сшедший дом отдыхает.

ПАПИНО ВОСПИТАНИЕ

Однажды мне написала подруга детства, с которой мы жили в одном подъезде, и родители наши дружили. Она сообщила, что я не изменился и что с радостью вспоминает те времена, когда из-за меня она играла в основном в солдатики и машинки. Она тоже не изменилась. Просто стала знаменитым кардиологом, доктором медицинских наук, профессором, заведующей кафедрой.

И я вспомнил одну ситуацию, когда мы после десятого класса готовились к вступительным экзаменам в медицинскую академию. Это была одна из самых страшных ночей в моей жизни. Мы оба жутко боялись экзаменов и готовились сутки напролет, а тут последняя ночь перед экзаменом, сил уже нет, а выучено еще не все. И мы в эту ночь спали по очереди по часу, потом будили друг друга и учили час, потом менялись, и так до утра. А мои родители спокойно смотрели, как мы трясемся и мучаемся.

В чем необычность этой, казалось бы, банальной ситуации, и почему я ее вспомнил? А в том, что мой отец в то время возглавлял всю систему здравоохранения и образования в Пермском крае. И угадайте, какова была у нас вероятность не поступить? Угадали. Но(!) мой отец (и здесь я снимаю шляпу перед его гениальностью) так организовал систему нашего воспитания, что ни мне, ни Наташе даже в голову не приходило, что у нас может быть какой-то блат, что мы можем спокойно спать, не напрягаться и что нас все равно внесут в медицинскую академию по одному звонку папы, и даже без звонка. Да, кстати, ректор медицинской академии был его старинным другом.

И вот теперь, когда перед моими глазами прошли десятки тысяч человеческих историй и судеб, я знаю, что со стороны отца и мамы это было реально круто. Ни разу даже не намекнуть своему сыну и дочери ближайшего друга: ребята, расслабьтесь, если что, немного помогу.

ПОДРОСТКОВАЯ АГРЕССИВНОСТЬ

Многие взрослые задают себе один и тот же вопрос: что лежит в основе агрессивного поведения подростков? Должен признаться, что я не специализировался на подростковом агрессивном поведении, я специализировался на аутоагрессивном, саморазрушающем поведении, но еще Фрейд писал, что любая агрессия, направленная на себя, – это подавленная агрессия, направленная на других. Поэтому, чтобы квалифицированно ответить на ваш вопрос, я не стал опираться только на свой опыт, а обратился к опыту своего давнего знакомого, известного белорусского психотерапевта профессора Сергея Игумнова. Недавно он в соавторстве выпустил отличное учебное пособие «Расстройство поведения у подростков», и я его крайне рекомендую всем специалистам.

Сергей Александрович считает, что главную роль в агрессивном поведении подростков играет все-таки семья. Жестокое поведение отца, суровые наказания, молчаливое одобрение агрессивного поведения приводят к тому, что агрессивное поведение с детства закладывается как приемлемое для подростка, а внешние факторы – обиды, унижения, неудачи – в дальнейшем лишь провоцируют выход агрессивного поведения на поверхность.

Поэтому мой совет прост: не нужно смотреть с тревогой на своих детей. Посмотрите на себя и свою семью. Если крайняя форма вашей агрессивности проявляется в том, что вы можете в сердцах сказать «трам-пам-пам», то очень маловероятно, что ваши дети когда-нибудь будут бегать по улице с ножом в руках. Можно расслабиться. Но если вы систематически, видя по телевизору людей, которые вам не нравятся, при детях рассказываете, что с ними нужно сделать, то… лучше этого больше не делать.

СТЕЛИТЬ ЛИ СОЛОМКУ

Я часто сталкиваюсь с одним парадоксом. Я называю его парадоксом человека, падающего с 16-го этажа. В чем суть парадокса? Пролетая мимо очередного окна, он спрашивает:

– Скажите, пожалуйста, какой этаж?

– Восьмой, – отвечают ему.

– О, пока все идет нормально, – говорит он.

Парадокс заключается в том, что если человек, который выпрыгнул с 16-го этажа, утверждает, что он придумал самый быстрый способ выйти из дома, и хитро смеется над теми, кто медленно спускается вниз по лестнице, то, как это ни парадоксально, его невозможно убедить в том, что он не прав. Потому что пока он летит, по факту он прав (он на самом деле спускается из дома быстрее всех), но когда он прилетит, объяснять уже будет поздно и некому.

Дети часто убеждают нас: то, что они делают, – это совершенно правильно, а мы с вами – просто глупые ретрограды, потому что все делаем медленно и по старинке. И их невозможно переубедить. Если ваш сын не платит за квартиру (потому что так удобнее), то пока он за нее не платит, для него жизнь хороша и прекрасна, а когда его из квартиры будут выселять, будет уже поздно. Если ваша дочь не желает учиться, потому что ее и так, красивую, замуж возьмут, то пока ей 20 лет, ей трудно что-либо доказать, а когда ей будет 40, и ни мужа, ни образования, то как-то уже поздно что-либо доказывать. Если ваш муж вкладывает деньги в пирамиду, то пока он пару месяцев получает проценты, его невозможно убедить в том, что его поведение неразумно, а когда проценты выплачивать перестанут и деньги не вернут, уже поздно что-либо доказывать.

Что делать? Если честно, то я не знаю. Или так: я не всегда знаю, как помочь этим людям и их родственникам. Но я заметил одну вещь: люди, которые страдают таким поведением в зрелом возрасте, всегда страдали им и в детстве, и в юности. Оно не возникает на ровном месте. Там (в детстве и в юности) всегда находились псевдозаботливые родные, которые спешили «подстелить соломку», когда чадушко прыгало сначала с первого, потом – со второго, третьего этажа и далее по списку.

Поэтому мой совет: чем раньше вы перестанете ловить своих бесшабашных детей, тем больше шансов, что они только ушибутся, а не убьются о твердый асфальт жизни.